benadamina: (Default)
В Израиле обзавелись собственной черной дырой, вырастив ее в лаборатории университета Технион.
Сделал это бывший барабанщик, а теперь - одинокий ученый.

steinhauer
(Новости науки).
benadamina: (Default)
***
Хайфа, больница Рамбам - страдающая болезнью Паркинсона пациентка впервые за десять лет может сама разрезать пирог. Ей сделали операцию с помощью ультра-звуковых волн и MRI. Во время операции она находилась в сознании.
По ссылке - статья на иврите, а в ней - видео, которое частично на английском. Но там и без слов все понятно.

** *
Президент Израиля Реувен Ривлин 4 апреля примет у себя в резиденции 30 бездомных собак.
Граждане Израиля приглашаются посетить резиденцию и забрать собак себе.
По ссылке - статья на иврите
benadamina: (Default)
Голанские высоты чем-то напоминают Остров Накануне, где путешественник находится на границе ночи и дня. Только вместо времен суток - мир и война. Граница проходит и в постранстве, и во времени. Вот кафе на вершине холма, туристы, смотровая площадка, в долине - виноградники, потом - сирийская территория. Там слышны взрывы.  Во времени это выглядит так, будто стену дома стали красить, не отштукатурив. Те же виноградники, дубовые рощи,  в небе - цапли и орлы, в оврагах - лани и лисы, и посреди всего этого, вперемешку - блиндажи, развалины военных баз и минные поля, обнесенные колючей проволокой. Вокруг минных полей пасутся стада коров. Несколько раз я видела коров прямо на минном поле. Говорят, они знают свои тропинки и никогда с них не сворачивают.
несколько фотографий )
benadamina: (Default)
ezhik

Снимок из больницы для диких животных в Рамат-Гане. Зверей там лечат, а потом они проходят курс реабилитации, и их возвращают в естественные условия (если есть такая возможность).  Существует, например, специальный курс реабилитации для ежей.

Некоторые другие пациенты (текст на иврите)
benadamina: (ich)
Все-таки невозможно не высказаться.
Больше всего в ситуации с африканскими беженцами пугает - лично меня - неразличимость зла. Отсутствуют внутренние рецепторы, которые человеку сигналят - "ты что, туда уже нельзя, там - ужас-ужас". Только тут не на личном уровне такие рецепторы отсутствуют, а на общественном.
И я даже не про толпу погромщиков в квартале "Ха-тиква". С ними все ясно, более-менее. Я про депутатов Кнессета, от правящей коалиции, между прочим, которые эту толпу подстрекали, а потом даже не поняли, в чем их собственно упрекают (и как же слабы были эти "упрекающие" голоса, как же немногочисленны). И про депутата от правящей партии Ликуд Мири Регев, сравнившую беженцев из Африки с раковой опухолью, а потом, конечно, извнившуюся за такое оскорбительное сравнение... перед раковыми больными.
Или вот сегодня -  депутат Кнессета Арье Эльдад (от вхоящей в правящую коалицию партии "Эхуд Леуми") сообщил, что лучший способ решить проблему африканских беженцев - стрелять в них, когда они пытаются пересечь границу с Израилем.
Да, и, кстати, с сегодняшнего дня, в соответствии с принятым в январе Кнессетом законом, африканцы, задержанные при нарушении израильской границы, будут прямиком направляться в тюрьму на срок до трех лет.

Все эти люди, между прочим, стоят по стойке смирно, когда в день Холокоста в Израиле звучит сирена.

А еще - сегодняшняя фотография в газете "Ха-арец": демонстрация против сноса домов в Гиват-Ульпане (дома, как выяснилось после их заселения, были построены на частной палестинской территории. Верховный суд Израиля постановил, что дома нужно снести, как следствие - политический кризис). Стоят протестующие, на переднем плане плакат: "Нетаниягу, мы не суданцы!".
Оу, йес, мы не какие-то там суданцы, как вы могли подумать?
У нас тут хамсин и бремя белого человека.
 
Как же больно, что такое происходит в еврейском государстве. Те, кто еще поколение назад подвергались гонениям, не в состоянии представить себя на месте гонимых. При этом, мы так привыкли отождествлять себя с гонимыми, что не замечаем, как оказываемся на месте гонителей. Такое впечатление, что мы не заметили, что у нас есть свое государство и мы несем ответственность - в том числе и перед другими народами. То есть, с одной стороны, мы связываем с этим государством свою жизнь, а с другой - на подспудном, но определяющем нашу жизнь уровне - у нас его как бы и нет.
Мы себя не осознаем, и, соответственно, зла в себе не видим. А надо бы.
benadamina: (жирафы)
Подумала, что столь распространенные в Израиле "идеологические" стикеры вполне могут использоваться палестинцами (не все, но многие). Они, ведь, подойдут и им тоже. Первое, что приходит в голову:  "Народ - с Голанами" и  "Хеврон - отныне и навсегда" . Палестинцы могут свободно их использовать, ничего не меняя.  Пусть эти наклейки появятся на их дверях и багажниках их машин - так же как они заметны на израильских дверях и багажниках. Поначалу возникнет ощущение абсурда и неразберихи. Пропасть между сторонами будет находить выражение именно в одинаковости формулировок (словесных и графических), отражающих их национальные чаяния и страхи. Но, на самом деле, если что и может приблизить здесь мирное сосуществование, то это - насколько возможно полное осознание обеими сторонами этой тождественности.
benadamina: (Default)
Сегодня катались на трамвае!
Была там, и самой не верилось. Вот, я еду на трамвае. Видимо, это какая-то важная часть какой-то моей важной мечты - жить в городе с трамваем. И что, и очень даже. Мы проехали от центрального автовокзала до конечной на севере города. Сквозь трамвайные стекла Иерусалим кажется нездешним. Наверное, более европейским. Наш трамвай все время фотографировали прохожие, и сами на его фоне пытались сфотографироваться. Некоторые ему даже апплодировали. В вагонах было много людей с колясками, и были люди в инвалидных креслах. Вообще, для них все очень здорово предусмотрено - легко заезжать в вагон с платформы.

Что несколько озадачивает - бОльшую часть пути в вагонах было очень много народу. Но я заметила, что на остановках почти никто не выходил. Так почти все на конечную и приехали, а потом все поехали обратно. То есть, бОльшая часть пассажиров просто каталась - так же как и мы. Так что очень может быть, что у нас будет как в Кардамоне - "но жители города очень любили свой трамвай и каждый день на нем катались: кто ехал по делу, а кто просто так, для удовольствия". У нас тоже кто-то будет ехать по делу, почему бы и нет.

Порадовал Шуафат. Я там не проезжала уже лет десять: с тех пор как началась вторая интифада, и неве-яковские автобусы там перестали ездить - их закидывали камнями. Теперь он производит впечатление очень богатого района. Там трех-четырехэтажные виллы, торговые центры, кафе. Что интересно - довольно много вывесок на иврите. Женщины без хиджабов. В дверях одной лавочки стоял байкеровского вида продавец в белой майке.

Ашер говорит, что теперь Иерусалим наконец-то стал настоящей столицей. В настоящей столице непременно должен быть трамвай - так считает Ашер. В Лондоне отсутствие трамваев компенсируется двухэтажными автобусами. В Париже оно, видимо, тоже чем-то компенсируется.

Но, вообще, трамвай очень нехарактерный для Израиля вид городского транспорта. Не потому, что его здесь раньше не было, а потому, что вагоновожатый сидит в отдельной кабине, за стеклянной перегородкой, и с ним нельзя поговорить. Многих пассажиров это приводило в растерянность. Одна девочка спрашивала своих родителей, почему водитель сидит отдельно, и как его зовут. А одна женщина нажала на кнопку экстренной связи и сказала: "Здравствуй, водитель!". Он ей не ответил, и она явно расстроилась. Но потом трамвай въехал на специально построенный "струнный" мост, все стали смотреть в окно и обо всем забыли.
benadamina: (Default)
Про правые предпочтения т.н. "израильской русскоязычной улицы". 
Мне кажется, они во многом объясняются тем, что современные российские (украинские, белорусские и т.п.) евреи, как социальная группа - дети 1917 года в гораздо большей степени, чем остальные сегменты (пост)советского общества.

В истории российского еврейства не было 19-го века. Не было эмансипации, не было ощущения принятия "внешним" обществом, не было постепенной интеграции в его миддл-класс. Вместо этого была черта оседлости, угнетение, погромы, ограничение в праве передвижения, в возможности получить образование, выбрать профессию по душе. Т.е., был "Египет".

С этой точки зрения, ключевым эпизодом истории советского еврейства представляются события 1915-1917 гг. - отмена черты оседлости, Февральская и Октябрьская революции. Фактическая отмена четры оседлости в 1915 году диктовалась, насколько я понимаю, не заботой о нуждах еврейства, а соображениями обороны - евреев считали "неблагонадежным элементом" и выселяли из прифронтовой полосы. Де-юре, черта оседлости была отменена Временным правительством после Февральской революции.

И дальше поднимается "исторический вихрь", который меняет жизнь советских евреев, трансформирует их как социальную группу. Им больше не чинят препятствиий. Впервые за столетия государственная машина не работает на их подавление. Более того, эта машина теперь для них открыта - многие евреи идут "во власть". Люди переселяются в крупные города, получают высшее образование. Скажем, мой дед  - он родился в Одессе, в нищей многодетной семье. В "прежние времена" у него не было бы никаких шансов. А тут он идет на "рабфак", потом поступает в институт,  переезжает в Москву, и вот он уже главный инженер завода, рационализатор, офицер и т.д. Думаю, это для того времени - вполне типичная биография.

Беда в том, что первые постреволюционные годы и стали для советского еврейства, как группы, пиковым эпизодом, апогеем. В том смысле, что дальше было только хуже. Дальше был государственный террор, коснувшийся евреев, как и всех остальных граждан СССР. Затем был Холокост - при котором проявились не только жестокость нацистов, но и полное равнодушие/соучастие в жестокости большей части коренного населения оккупированных регионов. Потом было "Дело врачей", а потом - вялотекущий антисемитизм застойных лет.

Можно предположить, что, именно как "период апогея",  1917 и первые постреволюционные годы стали формообразующим элементом в массовом сознании советского еврейства. Советские евреи остались там, застыли в "Исходе", и наше мировосприятие изначально несет в себе черты того, (пост)революционного времени: стремление к историческому реваншу,  восстановлению справедливости, жажду быть мэйнстримом, дихотомичность мышления, при котором есть "мы", а есть "чужие" - т.е. стоящие на пути, мешающие, опасные, "враги".

Думаю, с этой точки зрения, советское еврейство, в целом, и советская еврейская интеллигенция, в частности - группы, формировашиеся, главным образом, не за счет осознания их представителями своей особости, а за счет воздействия извне. Точнее, воздействие извне было первичным, а осознание своей "особости", "инакости" - вторичным. История советского еврейства со второй половины 1920-х - начала 1930-х гг. - это "изгнание из мэйнстрима", трагедия отторжения общностью, с которой стремились (и успели) ощутить себя единым целым. Свойственые  значительной части советского еврейства диссидентские и либеральные воззрения  не столько диктовались  его ингерентными особенностями, сколько  были, судя по всему, ответной реакцией. В постсоветское время, когда место "чужих" в российском обществе заняли "кавказцы" и "гастарбайтеры", еврейство, как группа, похоже, теряет (само)идентификационные признаки.

На мой взгляд, именно эти факторы объясняют отказ значительной части русскоязычных израильтян от либеральных ценностей, их приверженность ультра-правым взглядам. Либеральные ценности не были ингерентными. Ультраправые взгляды - это возвращение к "апогею", ко второму десятилетию 20-го века, в ситуацию Исхода  с ее превращением изгоев в мэйнстрим (в случае русскоязычных израильтян, это - мифологический, революционный "мэйнстрим" с присущей ему брутальностью. Мэйнстрим, которого в мозаичном израильском обществе, по сути, нет). Отсюда же и дихотомичность деления мира на "нас" и "врагов и их пособников".

Наверное, "Исход", когда к нему возвращаешься, сам становится "Египтом". Тора заканчивается приходом в Землю обетованную, т.е. завершением Исхода. Мы зависли в Исходе, нам надо его завершить. Я не знаю, как это произойдет и когда, но очень надеюсь, что такой день настанет.
benadamina: (Default)

Я ехала сейчас на работу в автобусе. А там, по радио, понятно, новости.
ЦАХАЛ "остановил" караван судов, шедших в Газу на прорыв блокады. На суда высадился десант. Плюс поддержка с моря. Непонятное пока количество убитых, десятки раненых. Прямой эфир, вертолеты, встревоженные голоса.
К этому можно по-разному относиться, конечно. Формально, можно утверждать, что государство имеет право остановить нарушителей границы любым доступным ему способом.
А, кстати, граница с Газой, она, вообще, чья?
Лично я против границ. Я считаю их рудиментом фашистского и националистского сознания. Границы унижают людей и мешают им жить. Государства, по-моему, слишком много себе позволяют.
Говорят, что это была провокация, и что дело не в свободе.
Возможно.
Вопрос, надо ли тогда было вестись на провокацию. Стоила ли она трупов? Что важнее? К сожалению, государству, похоже, важнее его граница.
И еще у меня вопрос: военные утверждают, что на судах на них напали с ножами и арматурой.
Никто не отрицает того факта, что в штурме участвовали различные отряды коммандос. Вопрос: что говорит о профессионализме коммандос тот факт, что для обезвреживания нападающих с холодным оружием им нужно открывать по этим нападающим огонь? Руководствовлись ли они исключительно профессиональными соображениями?
Но я, понятно, не специалист. Могу не представлять себе ситуацию адекватно.
Вообще, в этой истории многое предстоит выяснить, конечно.

И еще один, потрясший меня, как обывателя, момент. The last, but not the least. Понятно, выборки у меня никакой нет. Один автобус в пробке и одна радиопередача. Но меня, извините, убило, что вокруг многие рaдовались. Прямо ликование в людях было. Триумф. А вот мы им показали! А вот так и надо! А вот жалко, что так мало! И на радиопередачу звонили слушатели и радовались тоже. И "в своем праве" себя осознавали.
Когда была война в Газе, у меня было тут ощущение, будто я попала в отделение больных массовым милитаристским психозом.
Но тогда - война. Это еще можно как-то обьяснить, наверное.
А сейчас? Елки-палки, шесть малотонажных судов с пассажирами. Пусть они "провокаторы". Но какая разница? Люди погибли. Вчера они были, сегодня их уже нет. Чему радоваться??
Я сейчас тривиальные вещи говорю, я понимаю. Но мне реально страшно было в том автобусе. Что с нами тут? Почему люди так легко отказываютсй от человеческого облика, ведь он веками, по крупицам, через трагедии создавался, почему он - не ценность? Отказываются в пользу "а вот МЫ их как. Так ИМ и надо".


benadamina: (Default)

Я ехала сейчас на работу в автобусе. А там, по радио, понятно, новости.
ЦАХАЛ "остановил" караван судов, шедших в Газу на прорыв блокады. На суда высадился десант. Плюс поддержка с моря. Непонятное пока количество убитых, десятки раненых. Прямой эфир, вертолеты, встревоженные голоса.
К этому можно по-разному относиться, конечно. Формально, можно утверждать, что государство имеет право остановить нарушителей границы любым доступным ему способом.
А, кстати, граница с Газой, она, вообще, чья?
Лично я против границ. Я считаю их рудиментом фашистского и националистского сознания. Границы унижают людей и мешают им жить. Государства, по-моему, слишком много себе позволяют.
Говорят, что это была провокация, и что дело не в свободе.
Возможно.
Вопрос, надо ли тогда было вестись на провокацию. Стоила ли она трупов? Что важнее? К сожалению, государству, похоже, важнее его граница.
И еще у меня вопрос: военные утверждают, что на судах на них напали с ножами и арматурой.
Никто не отрицает того факта, что в штурме участвовали различные отряды коммандос. Вопрос: что говорит о профессионализме коммандос тот факт, что для обезвреживания нападающих с холодным оружием им нужно открывать по этим нападающим огонь? Руководствовлись ли они исключительно профессиональными соображениями?
Но я, понятно, не специалист. Могу не представлять себе ситуацию адекватно.
Вообще, в этой истории многое предстоит выяснить, конечно.

И еще один, потрясший меня, как обывателя, момент. The last, but not the least. Понятно, выборки у меня никакой нет. Один автобус в пробке и одна радиопередача. Но меня, извините, убило, что вокруг многие рaдовались. Прямо ликование в людях было. Триумф. А вот мы им показали! А вот так и надо! А вот жалко, что так мало! И на радиопередачу звонили слушатели и радовались тоже. И "в своем праве" себя осознавали.
Когда была война в Газе, у меня было тут ощущение, будто я попала в отделение больных массовым милитаристским психозом.
Но тогда - война. Это еще можно как-то обьяснить, наверное.
А сейчас? Елки-палки, шесть малотонажных судов с пассажирами. Пусть они "провокаторы". Но какая разница? Люди погибли. Вчера они были, сегодня их уже нет. Чему радоваться??
Я сейчас тривиальные вещи говорю, я понимаю. Но мне реально страшно было в том автобусе. Что с нами тут? Почему люди так легко отказываютсй от человеческого облика, ведь он веками, по крупицам, через трагедии создавался, почему он - не ценность? Отказываются в пользу "а вот МЫ их как. Так ИМ и надо".


benadamina: (Default)
По ссылке обращение к министру внутренних дел Эли Ишаю по поводу судьбы двух новорожденных, которым МВД уже два месяца не дает разрешение на въезд в Израиль. Все это время они находятся в Бомбее с отцом-израильтянином. Положение, судя по всему, отчаянное - у человека уже кончились деньги. 

Под петицией нужно набрать 10000 подписей, а есть пока шесть тысяч с чем-то.

(ссылка на иврите, сорри)

UPD.: ситуация, вроде, разрешилась благодаря личному вмешательству премьер-министра Нетаниягу.
Как, все-таки, приятно, что возобладал здравый смысл!
И хотелось бы, чтобы такие ситуации были законодательно отрегулированы, чтобы пространство для произвола чиновников было как можно меньше, с одной стороны, и не требовалось бы экстренных мер, с другой.
benadamina: (Default)
По ссылке обращение к министру внутренних дел Эли Ишаю по поводу судьбы двух новорожденных, которым МВД уже два месяца не дает разрешение на въезд в Израиль. Все это время они находятся в Бомбее с отцом-израильтянином. Положение, судя по всему, отчаянное - у человека уже кончились деньги. 

Под петицией нужно набрать 10000 подписей, а есть пока шесть тысяч с чем-то.

(ссылка на иврите, сорри)

UPD.: ситуация, вроде, разрешилась благодаря личному вмешательству премьер-министра Нетаниягу.
Как, все-таки, приятно, что возобладал здравый смысл!
И хотелось бы, чтобы такие ситуации были законодательно отрегулированы, чтобы пространство для произвола чиновников было как можно меньше, с одной стороны, и не требовалось бы экстренных мер, с другой.
benadamina: (паспорт)
Говоря об Израиле и его взаимоотношениях со странами ближневосточного региона, принято упоминать "арабо-израильский конфликт" и рассматривать эти отношения через его призму.
"Арабо-израильский конфликт" - это такая макро-ситуация, структура, во многом определяющая как процессы на международной арене, так и каждодневную жизнь граждан на Ближнем Востоке.
Но что отражает это понятие? Маленький Израиль, противостоящий огромному арабскому и, если брать шире, мусульманскому миру. "Государство в осаде". Так ли это?

Read more... )
benadamina: (паспорт)
Говоря об Израиле и его взаимоотношениях со странами ближневосточного региона, принято упоминать "арабо-израильский конфликт" и рассматривать эти отношения через его призму.
"Арабо-израильский конфликт" - это такая макро-ситуация, структура, во многом определяющая как процессы на международной арене, так и каждодневную жизнь граждан на Ближнем Востоке.
Но что отражает это понятие? Маленький Израиль, противостоящий огромному арабскому и, если брать шире, мусульманскому миру. "Государство в осаде". Так ли это?

Read more... )
benadamina: (ich)
Тот кто сказал, что война выявляет в людях все худшее, был трижды прав.
У меня не очень широкий круг общения. Я читаю жж.
И я вижу, как (в мирное время) тонкие,  думающие люди воодушевлены сухопутной операцией в Газе, радуются количеству погибших в этом городе, призывают дожечь его напалмом, жалеют, что он не обстреливается "реактивной артиллерией" (не знаю, что это такое, и знать не хочу). Я вижу флэшмоб, в рамках которого десятки, а то и сотни раз перепечатывается пропагандистский текст с аргументацией, которую иначе как бредом не назовешь, я вижу  сотнями растиражированный флажок в виде флага Израиля с надписью "cast lead".
Дорогие люди! На израильском флаге нет надписи "литой свинец". Там есть синяя шестиконечная звезда и две синие полосы, как на талите. Литой свинец - не часть национальной идеи. Не должен ею быть.
Да, невыносимая ситуация. Да, не было видно другого выхода. Да, пошли на эту крайнюю меру, которая совсем не факт, что окажется оптимальной.
Но это не значит, что мы априори во всем правы. Это не значит, что нужно входить в этот штопор, в этот угар, когда "мы_все_одна_сила". Война - это соблазн: поделить мир на "нас, людей" и "их, нелюдей".  Обычно, в мирное время, все-таки неловко так поступать, нормальному человеку.  А война развязывает руки, снимает все внутренние преграды. Человек разрешает себе то, что в обычное время не разрешил бы. Ну, может, постеснялся бы, не знаю. И внешние преграды, между собой и социумом, он тоже стирает. Люди начинают испытывать однотипные эмоции, высказывать однотипные идеи, в однотипных выражениях.
И видеть это бесконечно больно.
Из такого состояния социуму не так-то легко бывает выйти.
Война - не повод для радости.
Не повод для гордости.
Очень плохая платформа для национального объединения.
Война - соблазн отказаться от человеческого в себе, но не повод делать это!
Единственное, чего стоит добиваться во время войны - это, чтобы она поскорее закончилась и люди, с обеих сторон, перестали страдать.
benadamina: (ich)
Тот кто сказал, что война выявляет в людях все худшее, был трижды прав.
У меня не очень широкий круг общения. Я читаю жж.
И я вижу, как (в мирное время) тонкие,  думающие люди воодушевлены сухопутной операцией в Газе, радуются количеству погибших в этом городе, призывают дожечь его напалмом, жалеют, что он не обстреливается "реактивной артиллерией" (не знаю, что это такое, и знать не хочу). Я вижу флэшмоб, в рамках которого десятки, а то и сотни раз перепечатывается пропагандистский текст с аргументацией, которую иначе как бредом не назовешь, я вижу  сотнями растиражированный флажок в виде флага Израиля с надписью "cast lead".
Дорогие люди! На израильском флаге нет надписи "литой свинец". Там есть синяя шестиконечная звезда и две синие полосы, как на талите. Литой свинец - не часть национальной идеи. Не должен ею быть.
Да, невыносимая ситуация. Да, не было видно другого выхода. Да, пошли на эту крайнюю меру, которая совсем не факт, что окажется оптимальной.
Но это не значит, что мы априори во всем правы. Это не значит, что нужно входить в этот штопор, в этот угар, когда "мы_все_одна_сила". Война - это соблазн: поделить мир на "нас, людей" и "их, нелюдей".  Обычно, в мирное время, все-таки неловко так поступать, нормальному человеку.  А война развязывает руки, снимает все внутренние преграды. Человек разрешает себе то, что в обычное время не разрешил бы. Ну, может, постеснялся бы, не знаю. И внешние преграды, между собой и социумом, он тоже стирает. Люди начинают испытывать однотипные эмоции, высказывать однотипные идеи, в однотипных выражениях.
И видеть это бесконечно больно.
Из такого состояния социуму не так-то легко бывает выйти.
Война - не повод для радости.
Не повод для гордости.
Очень плохая платформа для национального объединения.
Война - соблазн отказаться от человеческого в себе, но не повод делать это!
Единственное, чего стоит добиваться во время войны - это, чтобы она поскорее закончилась и люди, с обеих сторон, перестали страдать.
benadamina: (Default)
Выступая позавчера на заседании Кнессета, министр обороны Израиля Эхуд Барак заявил, что военная операция в Газе "преследует четкие цели". Не уточнив, какие именно цели поставили перед собой инициаторы "Литого свинца", Э. Барак все же отметил, что задача ЦАХАЛа в этой операции "уничтожить инфраструктуру террора".

Насколько я себе представляю, инфраструктура террора состоит из четырех компонентов:
1. Финансовые возможности
2. Оперативные возможности (исполнители, тренировочные лагеря, базы, склады боеприпасов, оружие, транспорт, и т.п.)
3. Идеология
4. Государственная или квази-государственная структура, координирующая террор и обеспечивающая наличие всех вышеперечисленных элементов.

Сразу скажу, я не имею представления о том, как пытаются остановить финансовые потоки, обеспечивающие ХАМАС (например) возможностью продолжать свою деятельность. Я не знаю, как и кем ведется такая борьба (если ведется), и возможна ли она в принципе.

Однако очевидно, что ведущаяся сейчас война затрагивает лишь второй пункт в этом списке, оставляя под вопросом, как минимум, последние два.

Инфраструктура террора, прежде всего, - в головах. Хотелось бы ошибаться, но я не думаю, что военное нападение изменит что-либо в сознании людей, которых на протяжении многих лет учили не ценить жизнь - ни чужую, ни свою. Культ шахидов в палестинском обществе - ярчайшее тому подтверждение.

Что касается государственной поддержки террора, Израиль не заявлял о том, что ставит своей целью устранение ХАМАСовского режима, которое могло бы выразиться, скажем, в свержении Исмаила Хании или даже его физическом уничтожении.
Но даже если ХАМАСовское правительство, незаконно захватившее власть в секторе Газа, и будет свергнуто, кто придет ему на смену? По идее, вместо него должен был бы придти конструктивно настроенный и искренне готовый к диалогу с Израилем "Ясир Арафат". Но за все годы такой лидер в Палестине не дал о себе знать. Похоже, что его и нет.

Таким образом, операция "Литой свинец" уничтожит (при благоприятном ее завершении, на которое очень хочется надеяться) лишь оперативный компонент инфраструктуры террора, практически не затронув остальные. Хотелось бы лишь, еще раз, отметить, что операция "Литой свинец" - вынужденная мера. И пошли на нее от безысходности, испробовав, практически, все имевшиеся средства. Она - единственно оставшееся решение, но - не оптимальное.

Другой аспект, вызывающий тревогу - влияние этой операции на израильское общество. Война сплачивает общество, и в этом состоянии, сплоченности, есть большой соблазн. Но надо ли говорить о том, что состояние это - опасно. Экстаз сплоченности, ощущения, что "мы все, как один" нивелирует ценность человеческой жизни, индивидуального мнения, инакости. Он понижает критичность граждан к государственному руководству. О том, какой разрушительный потенциал заложен в таком состоянии социума, всем нам, думаю, хорошо известно.

Возвращаясь к заголовку, "победного конца" в этой истории не будет. И разговоры о том, что эта операция "раз и навсегда решит проблему", "изменит мировой порядок" и т.п., кажутся наивностью. Желаемое принимается за действительное. У этой операции изначально нет такого потенциала (см. выше). Она наделит Израиль тактическим преимуществом и, при благоприятном исходе, обеспечит затишье. Кардинальное решение этой проблемы, если оно есть, лежит в другой плоскости, а точнее - в других плоскостях.

Profile

benadamina: (Default)
benadamina

December 2016

S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
1819202122 2324
25262728293031

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 21st, 2017 02:41 am
Powered by Dreamwidth Studios