benadamina: (bisycle)
11 октября 199* года дела заставили меня спешно отправиться в Прагу. Я прилетел утренним рейсом. До переговоров, в которых я должен был участвовать, оставалось несколько часов, и я решил воспользоваться случаем и осмотреть город, в котором прежде, так уж сложилось, никогда не бывал. Выйдя из метро неподалеку от Народного театра, я пошел по набережной в сторону Карлова моста, однако внезапно начавшийся ливень нарушил мои планы, вынудив меня укрыться в ближайшем кафе, названия которого я уже не помню. рассказ )
benadamina: (bisycle)
11 октября 199* года дела заставили меня спешно отправиться в Прагу. Я прилетел утренним рейсом. До переговоров, в которых я должен был участвовать, оставалось несколько часов, и я решил воспользоваться случаем и осмотреть город, в котором прежде, так уж сложилось, никогда не бывал. Выйдя из метро неподалеку от Народного театра, я пошел по набережной в сторону Карлова моста, однако внезапно начавшийся ливень нарушил мои планы, вынудив меня укрыться в ближайшем кафе, названия которого я уже не помню. рассказ )
benadamina: (Default)
Символом Мальты вполне могла бы стать пачка молока. "HALIB FRISK", - гласит надпись на невзрачном расплывчато-синем пакетике. Достойный кунсткамеры семитско-германский гибрид кротко указывает на богатый белками и кальцием продукт первой необходимости. Мальта – остров-оксюморон. подробнее и картинки )
benadamina: (Default)
Символом Мальты вполне могла бы стать пачка молока. "HALIB FRISK", - гласит надпись на невзрачном расплывчато-синем пакетике. Достойный кунсткамеры семитско-германский гибрид кротко указывает на богатый белками и кальцием продукт первой необходимости. Мальта – остров-оксюморон. подробнее и картинки )
benadamina: (arcimboldo)
Побывала я вчера на Тель-Авивской набережной.
Вначале смотрела на море. Море было таким, как надо - зимним, неспокойным, с колючими, пенящимися гребешками. Оно напоминало цепную собаку, кидающуюся на прохожих.
Налюбовавшись, отправилась в Tower Records. Время текло, как водится в подобных местах, незаметно. Сделав, наконец, выбор, я подошла к кассе. И тут... что-то меня насторожило. Что-то было не так. В продуманной идилии дискового магазина явно присутсвовал какой-то диссонанс. Атональность. Что, конечно, не противоречило... Но все же...
Приглядевшись, я увидела, что над сердцем юной кассирши уютно поблескивает комсомольский значок. Полированный.
- Какой у Вас замечательный значок, - сказала я ей, - этот символ кажется мне знакомым.
- Да-да - улыбнулась она, как бы говоря "ах, что Вы, какие пустяки!", но потом прибавила с гордостью: "Это - не просто комсомолка, а комсомолка-отличница!" (в ее устах это прозвучало как "комсомолкит мецтайЕнет").
Мы распрощались, довольные друг другом.
Почему-то вспомнилось, как полтора месяца назад, в московском "Детском мире", я расплачивалась за покупку с кассиршей Звездочетовой. Во всяком случае, так представляла ее латунная табличка, приколотая под воротником форменного халата.
Я вышла на улицу. Опять к морю. Странно мы, все-таки, устроенны. Всю жизнь бежишь от очевидного, не хочешь его замечать. И при этом совершенно не связанные друг с другом, и, в общем, бессмысленные события соединяются помимо твоей воли, просто так, через блеск латуни.
Вот и всё.
benadamina: (arcimboldo)
Побывала я вчера на Тель-Авивской набережной.
Вначале смотрела на море. Море было таким, как надо - зимним, неспокойным, с колючими, пенящимися гребешками. Оно напоминало цепную собаку, кидающуюся на прохожих.
Налюбовавшись, отправилась в Tower Records. Время текло, как водится в подобных местах, незаметно. Сделав, наконец, выбор, я подошла к кассе. И тут... что-то меня насторожило. Что-то было не так. В продуманной идилии дискового магазина явно присутсвовал какой-то диссонанс. Атональность. Что, конечно, не противоречило... Но все же...
Приглядевшись, я увидела, что над сердцем юной кассирши уютно поблескивает комсомольский значок. Полированный.
- Какой у Вас замечательный значок, - сказала я ей, - этот символ кажется мне знакомым.
- Да-да - улыбнулась она, как бы говоря "ах, что Вы, какие пустяки!", но потом прибавила с гордостью: "Это - не просто комсомолка, а комсомолка-отличница!" (в ее устах это прозвучало как "комсомолкит мецтайЕнет").
Мы распрощались, довольные друг другом.
Почему-то вспомнилось, как полтора месяца назад, в московском "Детском мире", я расплачивалась за покупку с кассиршей Звездочетовой. Во всяком случае, так представляла ее латунная табличка, приколотая под воротником форменного халата.
Я вышла на улицу. Опять к морю. Странно мы, все-таки, устроенны. Всю жизнь бежишь от очевидного, не хочешь его замечать. И при этом совершенно не связанные друг с другом, и, в общем, бессмысленные события соединяются помимо твоей воли, просто так, через блеск латуни.
Вот и всё.
Page generated Sep. 23rd, 2017 03:43 am
Powered by Dreamwidth Studios